September 13th, 2013

(no subject)

Канеш когда человек на последней стадии рака, не думаешь и не надеешься что он выздоровеет и все будет хорошо. Понятно, что умрет. С бабушкой уже тоже надежды нет никакой, не в том возрасте, чтобы выздоравливать. Идет борьба за то чтобы она ушла достойно. Не холодной, голодной и покинутой, а сытой и окруженной вниманием. Но и это дается с трудом, она ничего не ест, хотя жалуется на сильный голод. У нас уже не хватает фантазии чем ее накормить, чтобы она смогла это съесть, организм не вернул все назад и было хоть чуточку вкусно. Детское питание усваивается, но она его есть не хочет не вкусно. Бабушка хочет есть то что вредно, шкварки, бульоны крутые и прочее. Сначала убеждали ее не есть это потому что ей нельзя такое, потом когда уже смирились что она все равно умрет и пусть хоть на последок поест как вкусно, давали эту вредную еду, а она ее чисто физически не может съесть. С вниманием тоже все както непонятно, стараемся с мамой как можно чаще быть рядом, но бабушка иногда сама выгоняет, то наоборот жалуется что ее покинули все. Тяжело довольно угодить.